Russian translation: Greece’s young communists on transforming society & ourselves

 photo: Eric Ribellarsi

This is an Russian translation of the interview “Greece’s young communists speak: Transform society & transform ourselves.”It appeared on Liva.com

The interview was originally done as part of the summer 2012 Winter Has Its End reporters project. An Italian translation is also available.

«Кто смеет бороться – смеет и побеждать»

Ерік Рібелларсі

 

Интервью с молодежными активистами коалиции СИРИЗА.

– Расскажите, как вы стали коммунистами? Как вы пришли в КОЕ (Коммунистическая Организация Эллады)?

Даная: Сначала я была в анархистском движении. В 2006-м году я участвовала в студенческих выступлениях против приватизации образования. Это были достаточно массовые протесты – было оккупировано четыреста различных факультетов. Потом я увидела, что существует необходимость организации и организованной борьбы, и решила вступить в КОЕ. Я поняла, что в анархистских группах все равно есть неформальное лидерство. Неформальные лидеры ведут эти группы, но их никто при этом не контролирует. И я поняла, что нам нужны лидеры формальные – официально признанные таковыми.

Ева: Мой отец был в «Синаспизмос» (Радикальная социалистическая партия новых левых – одна из членов коалиции СИРИЗА), и поначалу я думала, что мне коммунисты не нравятся. Когда же я решила вступить в КОЕ, отец стал читать мне нравоучения о Сталине и Мао. Он при этом любил пошутить: «Маоисты собираются увести тебя в горы». Я была неделю на летнем лагере КОЕ, где мы обсуждали различные политические вопросы. В лагере мы должны были вставать в 8 утра, потом работать – и я поймала себя на мысли: «а мне это нравится. Я бы хотела, чтобы весь мир жил таким образом». Ну, вот я и решила вступить в КОЕ.

– Можете рассказать нам о своей работе в университетах?

Христос: Мы входим в «Левое единство» – это студенческая коалиция, связанная с СИРИЗА, и входящая в студенческий профсоюз. Это коалиция для организации студентов внутри университета, она организационно независима от СИРИЗА, но политически связана с ней. Все студенты университета входят в студенческий профсоюз, но не все состоят в студенческой коалиции (так как кроме «Левого единства» там еще действуют коалиции ККЕ, «Новой Демократии», ПАСОК и Антарсии).

Мы в КОЕ боремся за то, чтобы проводить единую линию в «Левом единстве» и совместно противостоять режиму экономии. Кроме того, мы работаем над тем, чтобы связать воедино студенческую борьбу с борьбой всего греческого народа в целом.

Ева: В 2006-м в Греции поднялось массовое студенческое протестное движение, направленное против попыток приватизировать общественные университеты. Буржуазные партии утверждали, что это, якобы, «повысит ценность наших дипломов» – но на практике происходило снижение качества образования и тех навыков, которые студенты нарабатывают в университете. В университетах проходили массовые ассамблеи и оккупации – полиция не могла войти в здания университетов благодаря сопротивлению студентов и закону, запрещающему полиции заходить в здание университета. И наши протесты были не напрасны – они помогли остановить приватизацию университетов.

Потом, в 2008-м году, погиб Александрос Григоропулос – его застрелили полицейские. В своем анализе происшедшего КОЕ сделала вывод, что все это является следствием социального и экономического кризиса. Мы решили, что студенты из КОЕ должны бороться за повышение сознательности студентов, акцентируя внимание на общеполитических вопросах – а не ограничиваться лишь вопросами, связанными с университетом. Если вы хотите занимать активную позицию, то вы должны бороться против МВФ – ведь если не выводить борьбу на общий уровень, не генерализировать требования, то вас легко изолируют и подавят.

Даная: Правительство пыталось провести реформу, чтобы разделить нас на несколько мелких групп по интересам, каждая из которых должна вести свою маленькую отдельную борьбу. В это время и ККЕ и Антарсия (Левое антикапиталистическое объединение за перемены) критиковали нас, обвиняя в том, что мы не занимаемся напрямую студенческими проблемами. А тем временем, ПАСОК и «Новая Демократия» завлекали студентов в свои профсоюзы с помощью различных походов, вечеринок и банкетов.

Ева: В отличие от других партий, мы проявляли активность не только в связи с предстоящими выборами, а постоянно участвуя в политической, социальной и экономической борьбе всего общества.

Даная: Раньше некоторые из партий, входящих ныне в коалицию СИРИЗА проявляли активность только перед выборами. Но сама ситуация вынудила их пересмотреть свои позиции.

– Вы говорите об общей политической борьбе всего общества. Расскажите об этом подробнее.

Иоанн: Мы полагаем, что греческое общество переживает сейчас период всеобщей радикализации. Она необязательно левая или коммунистическая, зачастую радикализация происходит без понимания многих вопросов – но в целом наше общество резко радикализируется.

Даная: Нашей первой приоритетной задачей является сейчас борьба за новый, более широкий фронт – гораздо больший, чем СИРИЗА. В нем будет и СИРИЗА – но фронт должен будет объединять все проявления народной борьбы.

Иоанн: Мы считаем, что внутри этого фронта должно быть согласие по некоторым ключевым вопросам. И основной вопрос сейчас – это свержение «особого режима» – «Тройка» (кредиторы Греции – МВФ, Евросоюз, и Евроцентробанк – прим .пер.) должна уйти. Наша политика не сводима лишь к процессу выборов. Мы будем повсюду атаковать, проводимый сейчас в Европе эксперимент (введение режимов экономии – прим. перев.). Мы должны привлечь на свою сторону людей, голосовавших за ПАСОК, потому что ПАСОК сначала заявляла о своем неприятии европейского меморандума.

На этом, собственно, КОЕ и акцентирует сейчас свою деятельность – но молодежь из ККЕ и Антарсии отказываются это признавать. Нужно бороться в реальности – в той реальности, в которой живет греческий народ.

Даная: Мы не думаем, что наше движение само по себе породит социальную революцию. Но если мы будем активно бороться против «Тройки» и особого режима, это сможет породить ситуацию, способствующую развитию революции.

Иоанн: Прочие левые партии лишь пытаются повторить революции в России и Китае. Мы же считаем, что нужно основывать нашу революцию на ключевых политических проблемах греческого народа. Мы живем в стране, которая отнюдь не является независимой и она фактически ничего не производит. В стране просто не осталось заводов и фабрик. Общественное сознание еще достигло той точки, когда возможна коммунистическая революция – но при этом наблюдается тенденция к радикализации.

Ева: Капитализм в Греции имеет свои характерные особенности – у нас произошла финансовая оккупация страны и введена политическая диктатура. Греция – страна, зависимая от империалистов. И они используют аналогичную политику по отношению ко всем странам PIIGS (Португалия, Италия, Ирландия, Греция, Испания). Мы сейчас боремся за независимость, за реальную демократию и возрождение Греции. И мы верим, что, если нам удастся провести фундаментальные перемены, то тогда возникнет и революционная ситуация.

Не думаю, что коммунизма можно достичь лишь миллионы раз на день повторяя слова «коммунизм», «социализм». Это именно то, чем занимаются ККЕ и Антарсия – они лишь бесконечно повторяют «коммунизм», «социализм», совершенно не анализируя нынешнее состояние греческого общества.

СИРИЗА же создана для того, чтобы в реальности бороться за независимость, реальную демократию и возрождение Греции. И если нам это удастся, тогда сможет нарушиться и существующее положение вещей – и возникнет новая ситуация, от которой мы и будем отталкиваться.

– Расскажите нам о ККЕ. В США и ряде других стран ККЕ нередко считают революционной партией. Правда ли это?

Даная (смеется): В Греции каждому очевидно, что ККЕ никакая не революционная партия. Хотя у ККЕ есть, конечно, материальная база – у них много газет и профессиональных бюрократов.

Вассилис: ККЕ отказывалась участвовать во всех крупных восстаниях, происходивших недавно в Греции. Со времен свержения фашистской военной хунты в 1974-м году ККЕ присоединилась к буржуазным партиям мэйнстрима. В ККЕ считают, что любые народные инициативы должны исходить только от них – от их партии. Они не воспринимают подлинные народные инициативы.

Хотя в программе ККЕ есть упоминание о революции, на практике они борются против нее. Они ведут борьбу против борьбы народа. На нынешних выборах они заняли двойственную позицию по отношению к сопротивлению мерам экономии. С одной стороны, они выступают против них. С другой стороны, они отказываются участвовать в происходящей сейчас борьбе и удерживают от участия в ней других.

Ева: Их предвыборные плакаты на этих выборах фокусировались на критике СИРИЗА.

Даная: Мы просто должны понять, что ККЕ стали такими, как сейчас, потому что превратились в профессиональных бюрократов, единственной целью которых является сохранение существующего положения. Их цели не имеют ничего общего с революцией – они просто хотят остаться такой же маленькой группой на левом фланге Европарламента.

Ева: Они не верят в людей – и люди это видят.

Даная: Они помешаны на «чистоте» рядов, но ведь Ленин и большевики были в РСДРП вместе с меньшевиками, и было время, когда большевики оставались в меньшинстве. Но большевики, все же, являлись идеологическими лидерами РСДРП. И сейчас наша КОЕ пытается быть таким же идеологическим лидером внутри СИРИЗА – хотя мы там и не в большинстве.

Вассилис: И этому способствует тот факт, что мы опираемся на народ и непосредственно связаны с ним. ККЕ же так и не порвала с решениями ХХ-го съезда КПСС, поддержавшего курс на мирное сосуществование коммунистов и капиталистов. Они все еще мечтают о возможности мирного перехода к социализму. Поэтому-то они никогда и не участвовали в конфликтах и революционных выступлениях. Они хотят спокойно себе расти, постепенно наращивать влияние до тех пор, пока в будущем не смогут мирным путем взять власть в свои руки. В этом и заключается смысл их лозунга: «Сильная ККЕ». Мы же считаем, что необходимо бороться, необходимо драться и оказывать влияние на людей.

Даная: «Кто смеет бороться – смеет и побеждать» – от этого лозунга ККЕ просто коробит. Но если СИРИЗА сейчас вдруг была бы уничтожена – это фактически убило бы у нас практически все коммунистическое движение. Поэтому нужно иметь мужество и быть в этой коалиции, бороться, и верить в людей.

Ева: В «Синаспизмос» тоже так считали – но потом, в процессе внутренней борьбы в коалиции СИРИЗА, эта точка зрения претерпела изменения.

Даная: ККЕ все еще мыслит категориями прошлого века и считает, что власть им преподнесут профсоюзы – но это уже просто фантазия, ведь изменился сам экономический базис нашего общества.

–  Вы упомянули о лозунге КОЕ: «Независимость, реальная демократия и возрождение Греции». Что вы имеет в виду под возрождением?

Даная: есть три уровня возрождения греческого общества: политический, экономический и социальный.

Во-первых, необходимо взять эту «Тройку» и ее политических союзников в самой Греции – и вышвырнуть их вон из страны.

Во-вторых, экономика: Мы должны прекратить платить любые долги. И для этого мы сначала должны объявить любые порожденные спекуляцией долги вне закона. А затем мы объявим незаконной и выплату долга. Но сначала мы сформируем юридический национальный комитет, который исследует конкретный случай образования долга, чтобы все выглядело законно и на международном уровне.

Ева: Затем мы должны возродить промышленность Греции. Мы освободим Грецию от зависимости от глобализированных империалистических рынков. Мы должны сами производить, то, что мы едим. А сейчас мы импортируем практически всё – этому необходимо положить конец. Страну, которая сама себе производит продукты питания нельзя заставить повиноваться и влезать в долги к империалистам.

Даная: Борьба против долгов тоже должна вестись на двух уровнях. Первый – это производство. Возрождение промышленности обезопасит нас от новых долгов. Во-вторых, должна вестись политическая борьба за отказ платить по займам.

Ева: И третий уровень возрождения Греции имеет социальный аспект. Позвольте привести пример: В период с 1968 по 1974 годы у нас была военная диктатура. После смены режима у власти находились правые правительства – вплоть до 1981-го года. Падение диктатуры сопровождалось массовым социальным всплеском, на волне которого и поднялась ПАСОК, использовавшая левую риторику. ПАСОК всеми возможными способами пыталась кооптировать любые формы народного движения сопротивления.

Подъем ПАСОК символизировал собой подъем политики среднего класса в Греции, что породило некоторые иллюзии относительно самой буржуазной демократической системы представительства. Господствующей идеологией стал индивидуализм и клиентелизм. Брокеры предлагали работу каждому, кто сможет найти 50 человек, которые проголосуют за них на выборах в парламент. Это привело к тотальной коррупции греческого общества и людей вынудили жить в такого рода условиях.

Работа воспринималась не как право человека, а как некий подарок от парламентариев. В этот период ни ККЕ, ни еврокоммунисты не действовали так, как должны были. Начиная с 1950-х годов ККЕ перестала быть революционной партией. Внутри самой партии существовали различные группы. Из одной из таких групп в шестидесятые произошли греческие маоисты. Затем, во время диктатуры, ККЕ пережила настоящий ад – в том числе пытки и преследования. Когда же в конце 1970-х она была легализована, ее сразу же кооптировали в систему. Она принимала должности от ПАСОК, которая провозглашала героями сопротивления членов компартии. ККЕ же в ответ заявляла о наступлении новой эпохи. Так она постепенно пришла к тому, что стала одобрять реформы ПАСОК, получать посты от ПАСОК.

Коммунистическое движение было в то время разрозненным. Оно застряло в прошлом, оно перестало быть движением, сражающимся за народ. Коммунистические ценности, принципы верности своему делу и солидарности – все это было утрачено. Ортодоксальная коммунистическая партия была коррумпирована и коммунисты перестали быть ролевой моделью для общества. Коммунистические ценности сменил капиталистический индивидуализм. Но сегодня ситуация опять резко изменилась – капиталисты уже не могут себе позволить так дорого подкупать людей.

Даная: Мы в КОЕ считаем, что людям необходимы новые ценности: солидарность, превалирующая над индивидуализмом, человеческое достоинство, которое превыше коррупции и эмансипация, преодолевающая зависимое положение.

Нам предстоит очень тяжелая борьба. И она подразумевает трансформацию самих людей. Поэтому мы и принимаем активное участие в программах по предоставлению медицинского обслуживания нелегальным мигрантам. Мы также принимали участие в развитии «картофельного движения» – когда фермеры севера бесплатно отдавали часть урожая картофеля голодающим юга. Мы помогали развитию этого движения и активно в нем участвовали. И это была отнюдь не благотворительность – а именно солидарность.

Ева: Если мы хотим, чтобы люди сражались, мы должны предоставить им медицинское обслуживание. Поэтому мы параллельно боремся за социально ориентированную систему здравоохранения, и за то, чтобы сами врачи оказывали медицинскую помощь бесплатно.

Даная: Или вот еще – мы проводим «Фестивали сопротивления». Платить там нужно минимум, и люди на открытых площадках могут участвовать в процессе создания культуры нового типа, музыки и искусства нового типа, участвовать в различных культурных мероприятиях.

Еще у нас есть кооперативы – где мы сейчас, собственно, и находимся (кафе/бар/община «@Roof»). Здесь для участников предусмотрены различные формы взаимодействия: театральные представления, встречи активистов социальных движений, кофе и пиво, футбол и концерты. Мы приветствуем здесь и мероприятия, развивающие греческую культуру. Наши ребята состоят в футбольных клубах, а на матчи мы носим палестинские флаги, чтобы выразить протест политике Израиля. Мы основали и свои футбольные клубы, потому что считаем, что возможен и спорт иного типа.

Даная: Для возрождения страны необходимо и остановить эмиграцию из нее. Наше государство тратит огромные суммы на предоставление образования гражданам Греции, а потом оказывается, что им приходится уезжать в страны вроде Германии, которые обучают не много врачей и ученых, предпочитая нанимать их на стороне – в том числе, и в Греции. Не удивительно, что Грецию стали изображать в виде стаи перелетных птиц.

Кристин Лагард говорит, что эмиграция является вариантом решения проблем Греции. Она ставит в пример Латвию, где тоже были аналогичные проблемы, и Латвия, дескать, разрешила их благодаря эмиграции из страны 13% ее населения.

Ева: У нас в Гераклионе КОЕ имеет 50 представителей в студенческом профсоюзе – мы являемся в нем самой многочисленной группой. И мы проводили там форумы на тему проблемы эмиграции студентов из Греции. А тем временем, «Новая Демократия» проводила форум на тему: «как студентам эмигрировать из Греции». У них на плакате изображены люди, уезжающие из Греции, и надпись: «Поехали за границу»!

Для возрождения страны необходимо, чтобы мы смогли убедить людей оставаться в Греции и отвергать подобные предложения – хотя это и предполагает, что люди должны будут пожертвовать своей личной выгодой ради решения проблем, порожденных нынешним кризисом.

Ева: Сейчас практически все наши родственники говорят нам, что мы должны просто уезжать из этой страны. Очень сложно убедить людей, что можно жить здесь на основе экономики взаимопомощи, натурального обмена, лечить людей на волонтерской основе.

–  Какова, по вашему мнению, нынешняя роль коммунистов в Греции?

Иоанн: У коммунистов наблюдается явный недостаток стратегии, что вредит простым людям и их способности бороться против политической системы. Такие движения, как Occupy Wall Street вызывают глубокие перемены в сознании людей, в их взглядах на политику. А роль коммунистов и заключается в том, чтобы привнести сознательность в массы и организовать такие вот спонтанные массовые движения. Важно то, как коммунисты воспринимают подобные протестные выступления. Мы должны быть в гуще спонтанных народных протестов, а не зацикливаться лишь на себе и на том, во что верим только мы сами. Мы сможем провести реальные изменения в обществе лишь действуя совместно с массами. Мы не должны просто кричать им сверху вниз о том, во что мы сами верим. Эта схема, которой и придерживается ККЕ, просто не работает.

Ева: Я хочу привести один пример. В 2010-м году, когда в Грецию пришел МВФ, организовывалось много протестных акций, которые не дали реальных результатов. А потом, через год, когда прошла волна организованных коммунистами протестов, на улицы и площади вышел народ, и у нас даже возникло собственное движение «Окупай» – то есть стало развиваться именно то, к чему всегда призывали раньше ККЕ и Антарсия, говоря людям: «вы должны быть активными». Но когда началось массовое народное восстание, они отказались к нему присоединиться.

Несмотря на свой активизм, они не порождают новое движение – а ведь развивающееся у нас «движение площадей» действительно меняет сознание людей. Поэтому мы и считаем, что место коммунистов – на площадях, где они должны повышать сознательность народа для того, чтобы он потом поднялся уже выше спонтанных требований удовлетворения своих основных нужд.

Даная: Я приведу еще один пример о роли ККЕ в 1940-х годах. В Греции происходила тогда ожесточенная политическая борьба, и ККЕ играла в ней очень важную роль. Коммунисты Греции приняли во внимание основные нужды и требования простых людей – необходимость обеспечения продовольствием, стремление к свободе и другие. И коммунисты приспособили свою организацию и программу под эти нужды. Если сегодня коммунист говорит только, что мы должны бороться за коммунизм и социализм, но ничего при этом не говорит о введенном в Греции режиме экономии, то это все равно, что заявить что-нибудь типа: «люди будут бороться, а есть им при этом будет нечего». Наша главная политическая борьба сейчас должна быть направлена против «Тройки». Один из коммунистических теоретиков 1940-х годов, Димитрис Глинос, сказал, что ждать, пока для коммунистов сложатся все условия и обстоятельства – равноценно сотрудничеству с врагом.

Даная: В 1995-м году у нас был выдвинут лозунг, определявший наше решение сформировать коммунистическую организацию: «Трансформируй общество – трансформируй себя».

People in this conversation

Leave your comments

Post comment as a guest

0 Character restriction
Your text should be more than 10 characters
Your comments are subjected to administrator's moderation.